17:59 

Найти работу и наладить свою жизнь ты всегда успеешь, а паб закрывается через пять часов. © Black Books | „Du bist verrückt mein Kind, du mußt nach Berlin“ © Franz von Suppé
Новый год и Рождество - очень светлые праздники. И хотелось бы, чтобы вы прочитали (или перечитали) вот эту светлую историю:

Другая история


"
Не прав Профессор, не так все было…"
Народный фольклор


Весна в Белерианд пришла ранняя, дружная. Уже к концу зимы снег почти весь сошел, и сквозь пожухлую прошлогоднююю траву пробивалась свежая зеленая поросль. Солнце целыми днями бросало прямые, почти отвесные лучи на пики гор, защищавших Хитлум от северных ветров.
Двое путников, бредущих по бездорожью у подножия Эред Ветрин по направлению к Барад Эйтель, подошли к ручью, выбивавшемуся из расщелины в камне, и остановились. Один устало вытер лоб тыльной стороной кисти, второй, упав на колени, приник губами к крошечному водопадику и жадно глотал чистую ледяную воду, пока не заломило зубы. Отдышался, умылся, выпрямился.
- Ух… Хорошо…
- Еще бы, - улыбаясь, заметил первый, тоже наклоняясь к воде. - Это тебе не Анфауглиф…
- Бррр, - передернул плечами второй. - Вспоминать не хочу!
- И не вспоминай, Берен, - посоветовал тот. - Это было, но этого больше нет. - Напившись, он опустился на землю. - Передохнем?
Один вытянулся на траве, заложив руки за голову, подставив лицо солнцу, второй устроился рядом, обхватив колени руками. Со стороны их можно было принять за беглых узников из подземелий Врага или бродяг-разбойников - такой истрепанной выглядела одежда, исхудалыми и обветренными лица.
Тишина… Где-то напевает невидимая отсюда птица… Тепло.. Под яркими лучами золотом горят волосы эльфа - золотом, к которому примешалось немало серебра.
- Весна совсем…
- Да. Не верится.
- Чему не верится?
- Тому, что на свете бывает весна…
- А мне - наоборот. Очень хорошо верится. Когда чудом спасаешься от смерти, очень хочется жить…
Берен тоже растянулся на траве, прикрыл глаза.
- Что же дальше, мой Король? Что ты станешь делать?
- Вернусь домой для начала, - усмехнулся Финрод. - Ородрет там, наверное, совсем замаялся. Не для него эта работа - быть правителем; чудом назову, если Келегорм и Куруфин его совсем не съели.
Берен засмеялся, но в смехе его проскальзывала нотка горечи.
- Смотри, как бы и тебя они не сожрали, государь...
Финрод тоже рассмеялся.
- Пусть попробуют. Зубы обломают. Но все-таки я должен торопиться. Вернусь… а там видно будет.
- Ты король по-прежнему, так?
- Да. Ородрет правит как наместник… и надеюсь, что правит все-таки именно он, а не сыновья Феанора. Но сейчас речь не обо мне, Берен, а о тебе. Что ТЫ намерен предпринять дальше?
Берен пожал плечами.
- Тут тоже все просто. Я отнесу Сильмарилл Элу - и пусть попробует не сдержать свое слово!
Финрод покачал головой.
- Сначала нам нужно добраться до Хитлума. И ведь я не знаю, что скажет на все на это государь Фингон. Он непричастен к Камню, но он не меньше других пострадал от Клятвы сыновей Феанора. Что ты станешь делать, если он потребует от тебя вернуть им Сильмарилл?
- Я не пойду в Хитлум, государь… - нахмурился Берен.
- Берен, у нас нет другого пути. Все дороги сейчас перекрыты - если не Морготом, то нолдор Первого Дома, - он улыбнулся, - Я уверен, слух о том, что Сильмарилл у нас, уже разнесся по Северу Белерианда. Не лучше ли будет пойти в Барад Эйтель и попросить защиты у Фингона? Встреться нам сейчас кто-то из феанорингов - даже я не смогу тебя защитить, я младшего рода и буду вынужден подчиниться. Не надо одному ходить по дорогам - а по бездорожью пути в Дориат нет. Сейчас тебя не остановит Завеса, но все-таки с охраной будет надежнее…
- Свет Камня станет мне защитой…
- Не рискуй понапрасну, Берен, прошу тебя. Ты знаешь его цену.
Да, он знал. Десять жизней за него, десять их товарищей. И множество погибших - раньше. Стоит ли рисковать?
- Я спешу, Король, - сказал Берен, - но не потому, что… Я хочу скорее ее увидеть, - закончил он шепотом.
Финрод помолчал. Коротко засмеялся. Проговорил про себя:
- Как похожа она…
Он сел, откинул с лица волосы, не успевшие еще отрасти до полной длины после подземелья Волчьего Острова.
- Берен, а ты не боишься, что я могу отнять у тебя Сильмарилл - сейчас? Ведь это - и наш пропуск тоже. Пропуск в Аман. Домой. О чем ты думал, когда шел ко мне за помощью?
Берен взглянул на него. Покачал головой.
- Нет, Король мой… Не боюсь. Если бы это было так, тебе достаточно было бы просто оставить меня истекать кровью у ворот Ангбанда. Всего лишь…
Финрод улыбнулся.
- А ты, государь, - в ответ спросил Человек, - что станешь делать, если прямо сейчас на нас вылетит Семерка… или хотя бы один из них?
- Берен, - с упреком заметил Финрод, хотя глаза его смеялись, - ты накличешь…
Одним прыжком он оказался на ногах.
- Нам пора, мэллонья. Сейчас не стоит задерживаться… Еще немного - и мы окажемся вне опасности, но пока медлить не будем…
Слишком хороша жизнь, когда ты только что едва не распростился с нею. Оба радовались этому. И оба понимали, что один неверный шаг - и можно потерять все. Ни Берен, ни Финрод не знали, как будут объяснять Фингону свою невероятную удачу. Им повезло, повезло неслыханно, сказочно. Правда, ценой этой удачи стали жизни их друзей...

На следующий день путники достигли границ Хитлума. Сначала они по-прежнему брели без дороги. Но идти у подножия гор становилось все труднее - то и дело путь преграждали овраги, скалы и рытвины. Оба решили пренебречь опасностью быть узнанными - чтобы как можно скорее очутиться дома…
Еще пару дней пути - и они окажутся у стен Барад Эйтель. Еще чуть-чуть - и можно будет не опасаться ни пущенной в спину стрелы, ни случайной засады. Если Владыка Ветров и удача будут благосклонны к ним…
Дорога отошла от скал, выровнялась и вывела к равнине. Веселый ручей, сопровождавший их уже второй день, тоже раздался вширь, посолиднел и теперь неторопливо бежал справа, а вернее, внизу - под откосом, с одной стороны обрывавшим дорогу, заросшим густым кустарником и крапивой. За ручьем начинались холмы предгорья. Справа расстилались луга, выводившие когда-то к Ард-Гален.
Ближе к вечеру им повстречался конный разъезд пограничной стражи Хитлума. Нолдор Дома Финголфина с изумлением и радостью привествовали Финрода, которого считали погибшим. С Береном они поздоровались учтиво, но сдержанно, хотя после с любопытством на него поглядывали. Очевидно, события в Дориате и Нарготронде давно были всем известны.
Финрод попросил стражей как можно скорее сообщить о них государю Фингону. И взял слово, что никто, кроме Верховного Короля - пока! - об их возвращении не узнает. Нолдор обещали ему это; щедро оделили их едой из своих припасов, посетовали, что не могут дать коней, а на прощанье посоветовали поторопиться.
- Сейчас у Государя гостят сыновья Феанора, - сказали они. - Будет лучше, если вы не встретите их и наш Лорд обо всем узнает от вас самих. Будьте осторожнее..
- Спасибо, друзья, - кивнул Финрод.
Дорога по-прежнему вилась среди ровных полей, но и Финрод, и Берен уже не думали об этом. Хотелось как можно скорее оказаться под защитой стен. Они решили идти до полуночи, а перед рассветом вновь тронуться в путь. Здесь - уже своя земля, и многого можно не опасаться…

На землю опускались сумерки и от воды потянуло сыростью, когда они остановились передохнуть. Дорога впереди уходила в поворот, холмы подходили к ручью почти вплотную и в какой-то мере закрывали обзор.
- Пройдем поворот, - сказал Финрод, - и можно будет разглядеть стены Барад Эйтель. Мы здесь часто…
Он не договорил, замер. Слитный топот копыт обрушился на них из-за поворота, с глухим стуком подков вырвались из-за холма семеро всадников. Встречный поток воздуха трепал их волосы, развевал плащи и черно-красные накидки со сверкающей на груди звездой Дома Феанора.
- О-о-о! - вырвалось у Финрода. - Берен, ну кто тебя за язык тянул?
В алом закатном свете полыхали медью волосы переднего наездника, горели уздечки их коней, пылали лица - жаром Огня, мести, Клятвы…
Бежать было бессмысленно. Прятаться - некуда. Они стояли, касаясь друг друга плечами, и ждали…
Семеро спешились, полукругом остановились в нескольких шагах.
- Берен, - тихо, но резко сказал Финрод, - вниз, к ручью, в скалы. Ты успееешь.
- Нет, мой Король, - покачал головой Берен. - Чему быть - того не миновать…
- Ка-а-акая встреча, братец, - протяжно проговорил Куруфин, держась за рукоять меча. - Ты ли это? Неужели принц Дома Финарфина бродит по дорогам, подобно нищему бродяге, забыв о том, кто он?
- Куруфин, - голос Финрода был спокоен, - отчего ты не в Нарготронде? Вы с братом так пеклись о безопасности моего города…
- Куруфин, помолчи, - оборвал брата Маэдрос. - Здравствуй, Инголдо. Мы рады видеть тебя живым…
- Здравствуй, Майтимо. Привет вам, братья. Я тоже рад, что вы живы, - наклонил голову Финрод. - И вы вместе… Чему обязаны мы столь роскошной встрече?
- Финарато, - проговорил Келегорм. - Зачем нам хитрить друг перед другом? Ведь ты все знаешь. И мы предупреждали вас…
Семерка окружала их, прижимая к ручью, близнецы обошли с флангов.
- Назад, - так же спокойно проговорил Финрод. - Вы не пройдете.
- Инголдо, не дури, - тревожно блеснув глазами, выдохнул Маглор. - Отдайте нам Камень - и мы уйдем. Ты знаешь нашу Клятву. Мы не можем не исполнить ее.
- А я не могу не исполнить свою, - устало сказал Финрод.- Я поклялся помочь Смертному… Братья, я не хочу крови. Пропустите нас…
Отступая назад, они оказались на самом краю обрыва. Внизу весело шумел ручей.
- Отдайте Камень, - повторил Маэдрос. - И мы проводим вас до границ Нарготронда или Дориата - куда захотите. Мы можем даже подтвердить Эльвэ, что ты исполнил свою клятву, Смертный. Ты будешь чист перед ним… Финрод, нас просто больше…
Берен едва слышно выругался…
- Беги, - прошептал Финрод.
- Нет, - так же тихо ответил Берен.
- Берен, не дури… У тебя есть шанс - по кустам и скалам они не пройдут с лошадьми, скоро стемнеет. Это единственный выход, потом будет поздно. Подумай о Лютиэн - что с ней будет, если тебя не станет?
Берен молчал.
- Да уходи же ты! - закричал Финрод и что есть сил столкнул его вниз.
Берен, не ожидавший этого, не устоял на ногах, скатился вниз, подняв кучу брызг, упал в воду. Поднялся, глянул вверх.
Близнецы выхватили мечи, кинулись в обход, проламываясь сквозь кусты. Берен хрипло рассмеялся и метнулся в лес.
Вслед за братьями рванулись к обрыву Куруфин, Маэдрос и Келегорм. Финрод бросился им наперерез.
Падая под ударами, он успел услышать крик:
- Инголдо! - кажется, это Маглор…
Все-таки он сумел сбить с ног Куруфина…

Придя в себя, Финрод понял, что лежит на земле. Попытался пошевелиться - и не смог. Правая рука налилась свинцовой тяжестью, ног он не чувствовал вовсе.
- Инголдо, - услышал он. С трудом перевел взгляд и понял: темно не у него в глазах, просто наступила ночь. Маглор стоял над ним на коленях, перевязывая кусками своей рубашки.
- Где… Берен… - выдохнул Финрод сквозь хрип.
- Жив твой Берен… Ушел… Мы не смогли его догнать, - с досадой ответил Маглор. - Инголдо…
Его лицо в свете луны было мокрым от слез

(с) Нион

@музыка: Йовин

@настроение: зимнее

Комментарии
2008-12-26 в 23:02 

"Как-то мы с братаном шли ночью через лес. Луна была похожа на бифштекс." (с)
Кхм... Я извращенец, конечно, еще тот, но история оооочень грустная, на самом-то деле.
Еще один позор на души сыновей Феанора..
А самое, ммм... слова то не подберу.
Верных, в общем жалко до слез. Да, они знали, на что шли, но все таки..

2008-12-26 в 23:12 

Idiots Lantern
такая интеллектуальная и дружелюбная порода, что уживется даже с крокодилом (с)
Спасибо! Оно прекрасно, хоть и очень грустно...

2008-12-26 в 23:39 

Найти работу и наладить свою жизнь ты всегда успеешь, а паб закрывается через пять часов. © Black Books | „Du bist verrückt mein Kind, du mußt nach Berlin“ © Franz von Suppé
не за что)

не знаю, для меня она светло-грустная...
о феанорингах дискутировать не буду - ибо не придём ни к чему, только переругаемся)

2011-02-28 в 20:32 

Лейриаль
клааасс! а чего грустное-то? Берен свалил, Финрода отлупили. Да после сауроновой темницы - фигня)

     

Сообщество о Финдарато Инголдо (Финроде)

главная